Открытка 1920-x гг. с фото дореволюционных времен (из архивов авторов сайта).Открытка 1920-x гг. с фото дореволюционных времен (из архивов авторов сайта).

Часть 2. Новое
«Ласточкино гнездо» (1913 – наши дни)

Согласно документам переписи владельцев земель Ялтинского уезда 1913 г., новой хозяйкой замка «Ласточкино гнездо» в 1911 г. стала жена потомственного почётного гражданина, москвичка Агния Павловна Рахманова.

Родоначальником династии купцов-старообрядцев Рахмановых был Леонтий Леонтьев Рахманов (1725 г.р.), крестьянин сельца Слободищи Гуслицкой волости Бронницкого уезда Московской губернии. Отпущенный на волю, он с семейством в 1797 г. переселился в Москву. Его правнук Карп Иванович Рахманов (1826–14.05.1895) женился на Ксении Егоровне Воробьёвой (1834-1874), дочери Московского 1-й гильдии купца, которая родила ему семерых детей. Старший сын Сергей Карпович (1859-1914) во второй половине 70-х годов XIX в. женился на Агнии Павловне Свешниковой. Именно на ее имя и была приобретена в 1911 году и чуть позднее перестроена, обретя хрестоматийный вид замка из сказки, дача «Ласточкино гнездо». У Сергея Карповича Рахманова в 1889 родилась дочь Мария Сергеевна1. Она станет последней частной владелицей замка «Ласточкино гнездо», у которой он будет национализирован советской властью, потом частично разрушен при землетрясении 1927 года, лишен башенки и заброшен на долгие годы – а потом, на рубеже 1960-70-х гг., восстановлен в том виде, какой имел при Рахмановых. Но обо всем – по порядку.

Крым. «Ласточкино гнездо». Фото из путеводителя «Интуриста» по Ялте на немецком языке 1960-х гг. (из архивов авторов сайта).Крым. «Ласточкино гнездо». Фото из путеводителя «Интуриста» по Ялте на немецком языке 1960-х гг. (из архивов авторов сайта).

Глава 5. Рахмановы: миллионеры из Москвы в Тавриде

К началу XX в. Рахмановы были одной из самых богатых купеческих семей Москвы.

Сергей Карпович и Агния Павловна Рахмановы. Фото из книги Е.М.Юхименко "Рахмановы: Рахмановы: купцы-старообрядцы, благотворители и коллекционеры" (М., 2013).Сергей Карпович и Агния Павловна Рахмановы. Фото из книги Е.М.Юхименко “Рахмановы: Рахмановы: купцы-старообрядцы, благотворители и коллекционеры” (М., 2013).

Основной доход составляла хлебная торговля. Сергею Карповичу как старшему сыну достался основной капитал отца, скончавшегося в 1895 г., и дело его продолжало работать. Когда дом на ул. Введенской 25/13, в котором Рахмановы жили почти 80 лет, пришёл в негодность, Сергей Карпович в 1898 г. перестроил южный флигель, реконструировал другие постройки. (За годы Советской власти дом вновь пришёл в упадок, поэтому в 1980 г. его вновь реконструировали, а в 2012 г. правительство Москвы решило передать всю усадьбу Российскому историческому обществу).

Решили Рахмановы перестроить и приобретенный на имя Агнии Павловны (в старообрядческих семьях все покупки традиционно записывались на женщин) замок Тобиной-Штейнгель «Ласточкино гнездо», о чём и сообщил симферопольский «Крымский курортный листок» в №38 от 26 июля 1913 г.:

«В «Ласточкином гнезде». Перешедшее во владение московских миллионеров Рахмановых «Ласточкино гнездо» украсилось новым красивым в средневековом стиле замком, построенным алупкинским архитектором Н. С. Шервудом. Замок вчерне уже отстроен, внутреннюю же отделку его предлагается закончить месяца через полтора. По словам осведомлённых лиц, замок почти круглый год будет открыт для публики».

19 апреля 1913 года: строится новое «Ласточкино гнездо». Фотография из семейного архива Рахмановых, опубликованная Е.М.Юхименко в книге "Рахмановы. Купцы-старообрядцы, благотворители и коллекционеры" (М., 2013).19 апреля 1913 года: строится новое «Ласточкино гнездо». Фотография из семейного архива Рахмановых, опубликованная Е.М.Юхименко в книге “Рахмановы. Купцы-старообрядцы, благотворители и коллекционеры” (М., 2013).

Чуть позднее, 4 августа 1913 г., в №174 ялтинской газеты «Русская Ривьера» была опубликована заметка «На Ласточкином гнезде». Она гласила:

«Работы по сооружению на приобретённом московскими миллионерами Рахмановыми скале «Ласточкино гнездо» нового замка подвигаются к концу. Вчерне замок уже давно готов, много же времени понадобилось на его отделку, причём большинство материалов пришлось выписывать из Москвы и даже из-за границы. Вполне закончить замок предполагают к сентябрю. Новый замок, как передают, почти круглый год будет открыт для публики».

Подтверждает эту информацию и фото, сделанное братом Сергея Карповича — Георгием Карповичем Рахмановым 19 апреля 1913 г. во время путешествия по Крыму, впервые опубликованное Е. М. Юхименко. На снимке видно, что здание замка «Ласточкино гнездо» находится в лесах, всюду кучи строительных материалов. На фотографии рукой Георгия Карповича была сделана подпись: «Ласточкино гнездо Рахманова». А в 1914 Георгий Карпович с семьей сфотографировался уже на фоне построенного замка2 .

Заметка из раздела «Хроника» газеты «Русская Ривьера» от 4 августа 1913 года (Центральный музей Тавриды).Заметка из раздела «Хроника» газеты «Русская Ривьера» от 4 августа 1913 года (Центральный музей Тавриды).

Глава 6. Загадка архитектора Шервуда

На протяжении многих десятилетий среди искусствоведов шли безрезультатные споры о том, какой из архитекторов Шервудов построил замок  «Ласточкино гнездо» – однако имя Николая Шервуда ни в одной из публикаций не упоминалось. Между тем, цитаты из найденных нами крымских газет 1913 г., называющих именно Н.С. Шервуда автором нового «Ласточкиного гнезда», подтверждаются обнаруженными в архиве купчими карточками на владение землей Ялтинского уезда. По известным нам документам, в Алупке действительно жил Николай Сергеевич Шервуд, купивший 10 октября 1911 г. 175 кв. саж. пастбищных земель у татарского общества3. На этой земле он вместе с братом Алексеем создал гараж по прокату автомобилей, а сама прокатная контора по прокату автомобилей находилась на ул. Милютинской в доме жены священника Екатерины Петровны Разумовой. Мы предполагали, что Н. С. Шервуд обосновался в Алупке по причине плохого состояния здоровья: еще в 1904 году он жил с матерью Ольгой Дмитриевной, урождённой Травниковой, в Москве в Сивцевом Вражке в доме Святославских и был обозначен как электротехник3.

Фото из архива драматурга С.А.Найденова с надписью на обороте:  «Архитектор Ник. Серг. Шервуд. Строитель «Ласточкиного гнезда»  (РГАЛИ).Фото из архива драматурга С.А.Найденова с надписью на обороте: «Архитектор Ник. Серг. Шервуд. Строитель «Ласточкиного гнезда» (РГАЛИ).

Николай Сергеевич Шервуд происходил из известной семьи инженеров и архитекторов Шервудов. Его прадед прибыл из Англии в Россию строить каналы, дед Владимир Осипович (1832–1897) стал создателем Исторического музея в Москве, отец Сергей Владимирович (1858–1899) не раз помогал отцу в создании проектов особняков и храмов. У него родились дочь Наталия, старший сын Николай (1877–1917) и младшие Всеволод (1882–1915) и Алексей (1888-??). Будучи сыном архитектора, Николай Сергеевич знал основы строительного дела, обладал художественным вкусом, и именно его Сергей Карпович Рахманов пригласил перестроить дачу Тобиной «Ласточкино гнездо» в духе новомодной неоготики.

А через год после того, как мы опубликовали свою статью в журнале «Исторический журнал. Научные исследования», где высказали это предположение, в самом конце декабря 2020 года, мы получили письмо из Санкт-Петербурга от внучки скульптора Л.В.Шервуда (которому также нередко ошибочно приписывали авторство «Ласточкиного гнезда»), Ольги Шервуд. Ее собственные изыскания в архивах подтвердили: автором «Ласточкиного гнезда» действительно был Н.С.Шервуд! Более того: в фонде драматурга Сергея Александровича Найденова (авторы пьесы «Дети Ванюшина»), хранящемся ныне в Российском государственном архиве литературы и искусства, ей была обнаружена и впервые опубликована фотография Н.С.Шервуда, на обороте которой чернилами написано «Архитектор Ник.Серг. Шервуд. Строитель «Ласточкиного гнезда». Найденов страдал туберкулезом и переселился в Ялту, где и познакомился с Николаем Шервудом, который также перебрался на Южный берег из Москвы.

Нашла Ольга Шервуд и запись о смерти Н.С.Шервуда – в метрической книге церкви Архангела Михаила в Алупке, хранящейся ныне в Центральном Государственном Историческом архиве в Киеве: он скончался от туберкулеза мозга 8 марта 1917 года.

Приведем целиком некролог, опубликованный в газеты «Ялтинская новая жизнь» от 15 марта 1917 г., на стр. 2.:

«Схоронили Н. С. Шервуда, местного общественного деятеля, милого, скромного человека, и чуткого, нежного художника. Талантливый дилетант, нервный, порывистый, — он как архитектор порою весь загорался цветистым пламенем эффектных проектов и причудливых эскизов, часто нескладных, практически невыполнимых, но всегда романтически-нежных и экзотически-пышных… Его постройка известной дачи «Ласточкино гнездо» на Ай-Тодоре — типичный для покойного эпизод: интересный замысел, пёстрый, путливый стиль, практические недочёты и после первоначальной энергии — апатия и равнодушие к концу… Теория и практика, как огонь и лёд, бурно и пагубно боролись в его больной, тревожной душе… театр был его страстью. Его первой чистой, весенней мечтой. Говорят, что умирая, в знойном бреду, он твердил, что будет играть, но ещё не знает роли, что надобно ещё подготовиться… Так трагически-властны золотые чары искусства, влекущего сердца человеческие на путь красоты — проклятый путь, благословенный путь… Но проза жизни, коммерческая сторона, антрепризы — губили театральную романтику и благие порывы покойного: дело «прогорало», касса была пуста, но зато художественная сторона дела была почти безупречна… И ещё — автомобильное дело, техническая контора, фантастически-грандиозные и практически забавные проекты фуникулёра на вершину Ай-Петри, и ещё (до последних дней жизни) вечные заседания, секции, репетиции, тревоги и грёзы момента… А здоровье таяло, как воск, пока не иссякло до капли… И вот, под синим сияющим небом вырос свежий могильный холм, покрытый венками с лентами белыми, как снег, и алыми как кровь, и будто звучащими словами поэта: Как не свирепствует судьбина,// Как вражья сила не гнетёт,-//Свободный подвиг гражданина//Тебя Россия вознесёт».

Крым. Ай-Тодор. «Новое Ласточкино гнездо». Открытка 1910-х гг.(из архивов авторов сайта).Крым. Ай-Тодор. «Новое Ласточкино гнездо». Открытка 1910-х гг.(из архивов авторов сайта).

Обратим внимание на эпитеты, которыми автор некролога характеризует деятельность архитектора-любителя Н. С. Шервуда: «экзотический», «романтический», «театральный». Это вполне укладывалось в господствовавшие на рубеже XIX — начала XX веков архитектурные тренды — увлечение стилизациями под средневековье и в целом под старину, эклективной декоративностью на грани избыточности. Достаточно вспомнить хотя бы знаменитый проект баварского короля Людвига II — замок Нойшванштайн, реализованный в 1870–80-х гг. на скале напротив старого фамильного замка Хоэшвангау в южной Баварии. Спроектированный придворным архитектором Эдвардом Риделем при непосредственном участии безумно влюбленного в прошлые эпохи короля, имевшего репутацию конченого чудака и оригинала, он, по сути, был не столько местом для жизни, сколько грандиозной театральной декорацией к операм Рихарда Вагнера, кумира Людвига. Символично, что замок Нойшванштайн – в переводе с немецкого «новый лебединый утес», – как и «Ласточкино гнездо», благодаря своему «сказочному» облику в двадцатом веке прочно закрепился в статусе главного туристического символа Баварии и был точно так же растиражирован в массовой культуре — к примеру, замок Белоснежки из мультфильмов Уолта Диснея скопирован с замка Нойшванштайн5 .

Таким же увлекающимся стилизатором, театралом, чудаком и неисправимым романтиком, как Людвиг Баварский, был, по-видимому, и его младший современник Н.С.Шервуд, перестроивший в средневековом стиле замок «Ласточкино гнездо» московских миллионеров-старообрядцев Рахмановых на Южном берегу Крыма.

Замок Людвига II Баварского Нойшванштайн в Баварии, построенный в 1880-х гг. Фото: А.В.Карагодин, 2015 г.Замок Людвига II Баварского Нойшванштайн в Баварии, построенный в 1880-х гг. Фото: А.В.Карагодин, 2015 г.

Глава 7. Привет эмигрантам, свободный Париж

Дети Сергея Карповича и Агнии Павловны Рахмановых – сын Карп (ок. 1875 г.р.) и дочь Мария, 1889 г.р. – к моменту покупки и перестройки «Ласточкиного гнезда» уже выросли и жили отдельно от родителей. Так, Мария Сергеевна Рахманова жила в Москве по ул. Брестской, №256. В 1914 г. от туберкулеза скончался её отец Сергей Карпович: по сообщению Е. М. Юхименко, «в том же 1914 г. Агнией Павловной Рахмановой было сделано пожертвование в память ее скончавшегося мужа Сергея Карповича… в дар храмов общины Рогожского кладбища редкостных святых икон: Cв. Ильи пророка с житиём, Св. Никиты мученика с житиём, Cв. Сергия преподобного с житиём”7. С 1915 г. в книгах «Вся Москва» Агния Павловна и Мария Сергеевна Рахмановы не числятся. Возможно, они жили в своём замке «Ласточкино гнездо» до 1920 г., когда в ноябре в Крыму была окончательно установлена советская власть, что сопровождалось массовым бегством владельцев имений и эвакуацией морем вместе с армией Врангеля.

Мария Сергеевна Рахманова, 1890-е гг. Фото из книги Е.М.Юхименко «Рахмановы:  купцы-старообрядцы, благотворители и коллекционеры» (М., 2013).Мария Сергеевна Рахманова, 1890-е гг. Фото из книги Е.М.Юхименко «Рахмановы: купцы-старообрядцы, благотворители и коллекционеры» (М., 2013).

1 декабря начальник вновь образованного Управления Южно-Бережских (так в приказе) Советских Хозяйств в Крыму Дмитрий Никонов своим Приказом номер 2, изданным на основании Приказа Крымревкома от 18 ноября 1920 г., постановил «изъять из частного владения, как разных ведомств, так и частных лиц все имения Южного берега Крыма в районе от Судака до Севастополя включительно»8. Они объявлялись достоянием РСФСР и передавались в ведение специально созданного Управления Южсовхоза. Согласно приказу, «вся площадь, все строения, весь живой и мертвый инвентарь, все продукты, фабрикаты, полуфабрикаты и движимость имений поступает на учет и подучет управления. Все относящееся к имениям и в них находящее считается государственной собственностью и никаким изъятиям, отчуждениям и реквизициям не подлежит». Всем владельцам, арендаторам, управляющим, а также служащим и рабочим имений под страхом обвинения в саботаже было приказано впредь до особого распоряжения оставаться на местах и неукоснительно производить текущие хозяйственные работы.

При управлении Южсовхоза начала работать комиссия по национализации имений, в первую очередь ялтинского региона. А 29 декабря 1920 г. был опубликован декрет СНК РСФСР, в котором провозглашалось: «Прекрасные дачи и особняки, которым пользовались раньше крупные помещики и капиталисты, дворцы бывших царей и великих князей, должны быть использованы под санатории и здравницы для рабочих и крестьян». 29 марта 1921 г. Председатель и члены Рабочего контрольного комитета «произвели учёт и приём частновладельческого имения, принадлежавшего до последнего времени Марии Сергеевне Кюлевой, урождённой Рахмановой, замужем за Владимиром Артемьевичем Кюлевым — «Ласточкино гнездо»9.

Статья из газеты "Русская мысль". Париж, 1948. №53.Статья из газеты “Русская мысль”. Париж, 1948. №53.

О Владимире Артемьевиче (или Артёмовиче) Кюлеве информации пока мало. По словам Н. М. Юхименко, основанным на семейных преданиях Рахмановых, «дочь Сергея Карповича Мария вышла замуж за грузинского или армянского князя, уехала во Францию, училась в Сорбонне»10 . Потомственный дворянин Артемий Яковлевич Кюлев упоминается в одной из актовых записей в Воскресенской церкви Геленджика11. Возможно, Владимир Артемьевич — его сын, и старший брат художника Ивана Артемьевича Кюлева, который родился в 1893г. в Ростове-на-Дону, окончил Московское училище зодчества и ваяния. Его учителями были В. А. Серов и Н. К. Рерих. Закончил Академию художеств в Петербурге. В 1914 г призван в армию, до 1917 служил на Турецком фронте, затем два года прожил в Хорватии. До 1919 г. работал художником-декоратором в Скопье (ныне Македония) , где познакомился с митрополитом Варнавой, копировал и восстанавливал иконы в монастырях. В 1926 г. переехал в Париж, где жил брат с семьёй — видимо, это и был Владимир Артемьевич и Мария Сергеевна Рахманова, которые эмигрировали из Крыма до конца 1920 г. Иван Артемьевич вступил в 30-е годы XX столетия в общество «Икона» и всю оставшуюся жизнь посвятил написанию икон и их восстановлению. Умер в Русском старческом доме в Монморанси в 1987 г.12

Скорее всего, Кюлевы эмигрировали из Ялты в 1920 г. В 1918 году они еще жили в «Ласточкином гнезде», что подтверждает в своих мемуарах танцовщица В. А. Судейкина, сделавшая запись о визите в замок на скале в первых числах июня: «Наверху обещанный красивый вид нас лично не пленил (…), к тому же обитатель замка Клюев, юный ученый, (…) вышедший к нам навстречу в ночных туфлях, отнесся к нашему визиту очень раздраженно. Еще бы: бедного беспрестанно отвлекают в продолжение всего дня от работы, спрашивая разрешение осмотреть замок»13. Дом на момент национализации был не так сильно разграблен, как если бы они уехали в 1919 г.: хозяева закрыли окна, двери и дополнительных запоров не делали, что и подтверждает акт национализации:

«Ласточкино гнездо» в запустении: открытка середины 1920-х гг. (из архивов авторов сайта).«Ласточкино гнездо» в запустении: открытка середины 1920-х гг. (из архивов авторов сайта).

«Ласточкино гнездо» находится на Южном берегу Крыма в 8 верстах от Красноармейска (Ялты) и в 8 верстах от Алупки и 2,5 верстах от Гаспры. Имение занимает около 1/3 дес., расположено на горе, отвесно спускающейся к морю, обрыв скалы со стороны моря около 30–40 саж., с наклоном в 90–100 градусов. Весь участок горы, занимаемый имением, представляет сплошной камень-скалу, омываемую с восточной и южной стороны морем. С севера же и запада имение обнесено каменною стеною высотою около 2–2,5 аршин и толщиною 1 аршин. В северо-западном углу имения устроены железные въездные ворота, у ворот стоит двухэтажная каменная сторожка, а на восточно-южном конце выступающей в море совершенно отвесной скалы, высоты до 40 саж. постройка, как бы прилепившись к скале, — каменное здание с плоской крышей, одноэтажное, с круглой башней, возвышающейся над самим обрывом, в восточно-южном углу этого дома-замка, – напоминающая своей архитектурой небольшие замки средних веков в готическом стиле.

«Ласточкино гнездо»: реконструкция после землетрясения 1927 г. Открытка конца 1920-х гг. (Музей краеведения и истории грязелечения, Саки).«Ласточкино гнездо»: реконструкция после землетрясения 1927 г. Открытка конца 1920-х гг. (Музей краеведения и истории грязелечения, Саки).

Кругом дома построена балюстрада с деревянными точёными колонками, часть которых выступает над морем, будучи укреплена на железных сооружениях. На крыше вокруг башни такая же балюстрада. Вся крыша цементирована и имеет бордюры… Постройка занимает пространство около 50 саж. В доме всего четыре комнаты и в башне передняя. Напротив прилепилась к скале каменная кухня без окон, со стеклянной крышей… Несколько старых можжевельников на западной границе имения, составляют всю растительность этой скалы. Берега и пляжа имение не имеет. Водопровод проведён от источника Михайловский над Алупкой, верстах в 9 от имения. Главная магистраль водопровода принадлежит имению Харакс, проходит по нижне-южнобережному шоссе. По имению проложена труба оцинкованного железа 12 дюймов в диаметре. Водопровод ведёт лишь в кухню. Канализация устроена лишь в кухне. Откуда спускаются к морю по скале гончарные трубы 4-х дюймов в диаметре. Отопление в доме — каминное, в кухне железною плитою. Освещение керосиновыми лампами…».

Комиссия также отметила, что имение оставлено без всякого присмотра. Хотя двери и окна закрыты ставнями, но с южной стороны разбито стекло и можно пробраться в дом, где не раз были грабители и срезали парусиновые жёлтые обои и такую же ткань на диванах. Ящики мебели вскрыты, документы, фотографии разбросаны. Отчётных книг по имению нет, только домовая книга. Далее в Акте шла «Опись движимого имущества в имении «Ласточкино гнездо». Дом. 1-й этаж (кабинет) . Мужское бюро дубовое, крытое сукном в древне-русском стиле, с украшениями из бронзовой жести. Стулья дубовые с узкими спинками, обиты бронзовой жестью, спинки сиденья обиты тёмно-жёлтой матерею. Шкаф библиотечный большой, дубовый 5 отделений, 5 полок без стёкол и дверей. Стены были обиты тёмно-жёлтой материей, как равно и потолок; вся материя сорвана. Комната 2 (спальня): кровать, матрас, сундук, столик, балдахин, кресло, портрет женщины на полотне маслом в чёрной раме, альбомы, гравюры. Комната 3 (столовая). Стены были обиты материей тёмно-жёлтого цвета, которая с двух сторон сорвана, шкаф, кресло, диван, столики. Комната 4. Обита тёмно-жёлтой материей. 2-й этаж. Передняя. Комната в башне. Дом был приведён в порядок, мусор выброшен в море. Имение было принято в заведование заведующим совхозом «Харакс» Григорием Николаевичем Галагиным14.

Разрушения «Ласточкиного гнезда» после землетрясения 1927 г. Фото 1927 г. (из архивов авторов сайта).Разрушения «Ласточкиного гнезда» после землетрясения 1927 г. Фото 1927 г. (из архивов авторов сайта).

Глава 8. От Крымского землетрясения до потрясений наших дней

16 марта 1923 г. бывшее владение Рахмановой «Ласточкино гнездо», а также бывшее владение Гужон и бывшее владение Шелапутина «Жемчужина», были обследованы технической комиссией Ялтокркомхоза в составе председателя технической секции т. Попова и муниципальной секции т. Ковалёва при участии председателя Крымвинделуправления т. Андреева для передачи их в ведение Ялтокркомхоза15, а в 1926 г. бывшие имения «Ласточкино гнездо», Гужона и «Жемчужина» Шелапутина были переданы в ведение Ялтинского дачно-курортного треста.

«Добро пожаловать в Крым!» Рекламный плакат «Интуриста» 1950-х гг. (из архивов авторов сайта).«Добро пожаловать в Крым!» Рекламный плакат «Интуриста» 1950-х гг. (из архивов авторов сайта).

Здание «Ласточкиного гнезда», как показывают фотографии того времени, находилось в запустении – были разрушены четыре пинакля на верхней башне, исчезли перила на веранде. «Путеводитель по Крыму» Московского физио-терапевтического общества и Российского общества по изучению Крыма под редакцией доктора И.М.Саркисова-Серазини, изданный в 1925 г., сообщает: «Остроконечные шпили этой готической постройки погнулись, комнаты опустели. Окна все сломаны, стекла выбиты. Запущенный дворец медленно разрушается, от его карнизов отпадают целые пласты, и над пропастью в 40 саж. висят железные болты и рельсы»16.

Были проведены торги, и 11 апреля 1927 г. выдан торговый лист под открытие столовой-ресторана в замке «Ласточкино гнездо». В здание провели электропроводку. 27 апреля 1927 г. было проведено обследование здания замка и его готовности к приёму, и инженером-архитектором А. Н. Шаповаловым (бывший городской архитектор Ялты с 1913 г., построил дачу А. П. Чехова) и инженером Коммунтранса Н. Г. Тарасовым (бывший городской архитектор Ялты с 1900 до 1912 г, построил дачу «Кичкине» великого князя Дмитрия Константиновича в Гаспре) был составлен акт. Они потребовали сделать перила высотой 95 см. и стенки и перенести уборную из кухни в сторожку. Ресторан были обставлен мебелью и снабжен бельём из дворца «Кичкине». Были выпущены листовки с рекламой ресторана, возможности добраться с помощью катеров Совторгфлота, которые ходят четыре раза в день.

Этикетка столового полусладкого вина «Ласточкино гнездо» производства института «Магарач», 1970-е гг. (Центральный музей Тавриды).Этикетка столового полусладкого вина «Ласточкино гнездо» производства института «Магарач», 1970-е гг. (Центральный музей Тавриды).

Но просуществовал ресторан недолго — в ночь с 11 на 12 сентября 1927 г. произошло Крымское землетрясение, во время которого частично обвалилась верхняя башня, большой своей массой упала на балкон, проломала решётку и разрушила три деревянных стола и три дубовых складных стула, о чём сообщил заведующий рестораном Ласточкино гнездо и дома отдыха «Гужон» Тубакаев Теврик Аттаулович17 . Кроме того, во время землетрясения из-под балкона упал кусок скалы, в основной скале появились трещины, здание словно зависло над обрывом.

В 1928 г. разрушенная башня замка «Ласточкино гнездо» была частично восстановлена – но стала заметно ниже. До 1966 г. «Ласточкино гнездо» использовалось лишь как смотровая площадка. В 1966 г. в Ялте было вновь зарегистрировано несколько подземных толчков. Жители их не почувствовали, но на замке это отразилось — посыпались камни плиты основания замка. В конце 1960-х гг. по проекту Ялтинского филиала НИИ «Гипрограда», архитектора Ираклия Георгиевича Татиева (выдающегося специалиста, автора ансамбля Советской площади Ялты и кинотеатра «Сатурн», элегантных модернистских остановок на Южнобережном шоссе, проекта реконструкции ялтинской набережной, Дома книги) и инженера В. Н. Тимофеева была осуществлена реставрация «Ласточкиного гнезда».

Салфетка из ресторана «Ласточкино гнездо», 1980-е гг. (из коллекции авторов сайта).Салфетка из ресторана «Ласточкино гнездо», 1980-е гг. (из коллекции авторов сайта).

Непосредственно работы проводили рабочие «Ялтаспецстроя». Чтобы уменьшить нагрузку на здание, его разобрали до 1 этажа, пронумеровав камни. Так как трещины в скале открыли доступ воздуха внутрь и плита посыпалась, пришлось укреплять её остатки. В балкон засверлили анкеры, на которые повесили люльки, в них по два часа пять рабочих сбивали часть основания скалы, закладывали камнями, армировали и заливали бетоном. Скалу укрепили, заковали в свинцовый пояс, и восстановили замок к 1971 г. Воспоминания об этом оставил Игорь Стручек, один из рабочих, укреплявших скалу. Он же участвовал в реставрации в 1985 и 1993 гг., когда итальянец, взявший в аренду «Ласточкино гнездо» под ресторан, раздобыл старые эскизы замка «Ласточкино гнездо», построенного архитектором Н. С. Шервудом. С 1981 по 2011 г. в замке действовал ресторан, с 2011 г. — выставочный зал. В 2019-2020 годах был создан и успешно реализован новый проект укрепления скалы и восстановления замка. С зимы 2021 года построенный архитектором Николаем Сергеевичем Шервудом в 1913 году по заказу московских купцов Рахмановых замок «Ласточкино гнездо» вновь принимает посетителей.

Вот только на памятной доске на здании и справочных щитах по-прежнему красуется недостоверная, устаревшая информация. Пора бы ее обновить: ведь и хозяева, и архитектор «Ласточкиного гнезда» теперь точно, раз и навсегда установлены историками Марией Петровой и Андреем Карагодиным.

Открытка 1980-х гг. (из архивов авторов сайта).Открытка 1980-х гг. (из архивов авторов сайта).

Часть 1: История до 1913 года

Источники

1 Юхименко, Е.М. Рахмановы: купцы-старообрядцы, благотворители и коллекционеры. Москва : Изд. дом Тончу, 2013. С.70.

2 Там же. С.71.

3 ГАРК. Ф. 62. Оп. 3. Д. 214. С. 226 об.

4 “Вся Москва”. 1904 г., с. 1055.

5 См.: Залесская М.К. Замки баварского короля. – Москва : Вече, 2009. – 392 с.

6 “Вся Москва”, 1913, с. 475.

7 Юхименко. С. 231.

8 ГАРК. Ф.Р. 361. Оп.1. Д.3. С.45.

9 ГАРК. Ф-Р. 361. Оп.2. Д.77.С. 1.

10 Юхименко. С.69.

11 Кочериди Ю. Д. Греки в истории Кубани. – Краснодар : Книга, 2011. С.136.

12 Лейкинд О.Л. Художники Русского зарубежья 1917-1939. Биографический словарь. СПб. : Нотабене, 1999. – 713 с. С.364.

13 Судейкина, В.А. Дневник. 1917-1919. Петроград, Крым, Тифлис. Москва : Русский путь : Книжница, 2006. 669 с. С.148.

14 ГАРК. Ф-Р. 361. Оп.2. Д. 77. С.1, 1об, 2, 2об., 4-5.

15 ГАРК. Ф-Р. 361. Оп.1. Д.77. С.26.

16 Крым: Путеводитель. Под общ. ред. члена Президиума Моск. физио-терапевтич. о-ва и члена Правл. Рос. о-ва по изучению Крыма д-ра И. М. Саркизова-Серазини Моск. физио-терапевтич. о-во и Рос. о-во по изучению Крыма. Москва; Ленинград: Земля и фабрика, 1925. С.287-288.

17 ГАРК. Ф-Р. 2756. Оп.2. Д. 115. С. 1-3, 72.

Проекты GardenAcademia